Больше грамматики меньшими усилиями

Часть II

Джудит Дюбуа, университет Бордо (Франция), преподаватель английского языка и организатор мастер-классов по TPR-сторителлингу

Я встречала многих преподавателей, которые уже убедились в эффективности метода TPRS, но все еще не решались отойти от преподавания грамматики традиционным методом. Они опасались, что ученики не смогут правильно говорить без знания грамматики. Нередко ссылались и на то, что, мол, руководство их школы скептически относится к «всплывающей» грамматике. Такие учителя чувствовали себя в своеобразной ловушке: и хочется, и колется.

На подобные метания и сомнения я обычно отвечаю так: “Представьте, что вам сказали: “У вас за спиной выросли крылья. Летите!” Чтобы испытать радость полета, у вас есть один способ: шагнуть с крыши в пустоту. Другого способа еще не придумали.
* * *

Хочу рассказать, как более десяти лет назад я сама пришла к твердому убеждению, что лучший способ преподавать грамматику – это не преподавать ее совсем.

В 2005 году я начала преподавать английский как иностранный в одном французском лицее. Формально с меня никто не требовал давать студентам грамматику, потому что в программе выпускных экзаменов тестов на чистую грамматику не было. Но в учебниках грамматические объяснения и упражнения были, и в течение года ученикам давали проверочные работы и тесты по грамматике, поэтому все преподаватели, включая меня, грамматике все-таки учили. Я гордилась тем, что разработала систему ясных и понятных грамматических схем, которые мои коллеги с удовольствием копировали. Среди них я слыла Королевой пассивного залога.

В тот год мне дали дополнительную группу из 15 учеников – спецкласс с углубленным изучением естественно-научных дисциплин. Все ученики были из хороших семей, умными, блестящими, прекрасно успевали. В общем, не ребята, а золото. Мне доставляло истинное удовольствие работать с ними, а им – со мной.

Настал черед читать «Властелина Колец» в оригинале. В «Прологе» романа было много пассивных конструкций, я дала ученикам свои схемы и задала много тренировочных упражнений. Они все прекрасно поняли, выполнили все упражнения, мы коллективно разобрали допущенные ошибки, потом ребята успешно сдали тест по этому разделу грамматики. Пассивный залог был отработан, можно было ставить галочку и переходить к другой грамматической теме.

И тем не менее меня не покидало смутное беспокойство: ребята успешно написали тест по пассивному залогу, но даже самые лучшие из них избегали употреблять его в своих письменных работах. А если кто-то и осмеливался, то непременно ошибался. Очевидно, мои светлые головы умели только справляться с тестами, а суть изученной информации от них ускользала. Они походили на этакие микропроцессоры, в которых поступающая информация хранится во временной оперативной памяти до тех пор, пока поверх ее не надо будет перезаписать новую, навсегда стерев предыдущую.

Мы повторили пассивный залог еще раз. Ребята выполнили еще один тест. Та же картина: никаких признаков автоматизма употребления, тема так и не перешла мз их “временной” памяти в “постоянную”. Оставалось уповать, что их будущие учителя английского тоже будут повторять с ними пассивный залог, и он все-таки прочно осядет в их головах.

Пролетело еще несколько лет. Я открыла для себя сторителлинг по методу TPRS и стала пробовать его на своих учениках. (Первые результаты были вдохновляющими, хотя и пришлось оправдываться перед руководством школы за то, что средняя успеваемость класса вдруг стремительно улучшилась. Во Франции это считалось признаком того, что учитель чересчур снисходителен к ученикам.)

Наступил последний год моей работы в том лицее, я готовилась выходить на пенсию. В тот год по неизвестным причинам мне не дали часов ни в каком классе. Теоретически мне ничего не оставалось, как слоняться без дела и ждать, не понадобится ли подменить заболевшего коллегу. Увы, мои коллеги отличались отменным здоровьем. Тогда я попросила других учителей английского присылать мне отстающих, которых надо было подтянуть по той или иной теме. Так у меня образовалась небольшая группа шалопаев, которые составляли разительный контраст с теми отличниками из спецкласса, о которых я всегда вспоминала с большой теплотой.


Я скажу вам парадоксальную вещь: чем меньше вы тратите время на объяснение грамматики, тем грамматически правильнее будет речь ваших учеников.


Прозанимавшись со своими шалопаями полгода, я решила, что можно приступить к «Властелину колец». Мы читали «Пролог». Я задавала им циклические вопросы: Сколько колец получили эльфы? Сколько колец получили люди? Где было сделано Кольцо всевластья? Кого обманули?

Я не говорила ученикам, что мы проходим тему пассивного залога. Я не рисовала им схем. Я с ними даже не произносила таких слов, как  подлежащее и прямое дополнение. Мы обсуждали исключительно сюжет книги!

От книги мы перешли к одноименному фильму: просматривали эпизод за эпизодом, расшифровывали их смысл, обсуждали, даже монтировали свои видеоролики. На разбор фильма у нас ушло целых два месяца! И вот однажды мы заговорили о Кольце всевластия. Желая напомнить, что за Кольцом всевластия стоит Саурон, я спросила: «Кем было создано кольцо?». В голове тут же зашевелился грамматический червь сомнения: «Ох, что ты делаешь?!.. Они не поймут твоего вопроса, ты же никогда не рассказывала им про пассивные конструкции. Они даже не слышали таких слов». Но – удивительно! – на свой вопрос я получила незамедлительный ответ от одного из мальчиков: «Кольцо было создано Сауроном».

Мальчишка сразил меня наповал. Он был отчаянным бездельником, который даже не пытался учить английский. Однако он употребил пассивный залог быстро, правильно и к месту. Мои отличники из спецкласса обязательно бы ошиблись.

(Тут Стивен Крашен, опираясь на свои гипотезы, мог бы сказать мне, что мои «отличники» всего лишь изучили пассивный залог и их внутренние редакторы знали, как его использовать, если дать им время на размышление. А мои «шалопаи» пассивным залогом, наоборот, интуитивно овладели.  Они не знали грамматических правил, но могли спонтанно воспроизводить грамматически правильные формы.)

Тут я должна вам кое в чем признаться. Когда я сама училась в школе, я тоже была лентяйкой. На уроках английского (моего родного языка) я очень быстро поняла, что можно получать хорошие отметки без учебы: достаточно прислушиваться к своему чувству языка, который подсказывал «это звучит правильно», «это звучит неправильно»  В детстве я очень много читала и сформировала то, что называют стихийной грамотностью. Она-то и выручала меня. Делая на уроках грамматический разбор предложения, я всего лишь изучала английскую грамматику, а грамотной речью я овладела помимо уроков  – обширным чтением.

* * *

Скажу вам парадоксальную вещь: чем меньше вы тратите время на объяснение грамматики, тем грамматически правильнее будет речь ваших учеников. Посудите сами: когда вы объясняете грамматику, вы либо говорите на родном языке ваших учеников, то есть нерационально тратите время урока, либо говорите о вещах, которые ваши ученики не понимают или не считают интересным. Вместо этого попробуйте упаковать понятную входную информацию (comprehensible input) в увлекательную оболочку, и студенты незаметно научатся владеть нужными конструкциями и смогут спонтанно повторять их в своей речи. Чем меньше, тем больше.

У вас за плечами ЕСТЬ крылья. Смелее!


Источник